Лучевая терапия при раке прямой кишки: последствия, показания и реабилитация

1
Гусарева М.А. 1

Розенко Л.Я. 1

Непомнящая Е.М. 1

Новикова И.А. 1

Ульянова Е.П. 1
1 ФГБУ «Ростовский научно-исследовательский онкологический институт» Минздрава России
Работа посвящена сравнительному исследованию пролонгированной лучевой терапии рака прямой кишки и короткому курсу крупнофракционной лучевой терапии.

Проведенное исследование показало, что пролонгированная лучевая терапия показана больным с опухолями, требующими их уменьшения (регресса), при локализации опухоли в нижнеампулярном отделе, что позволяет в дальнейшем выполнение сфинктеросохраняющих операций и уменьшение рецидивов, пациентам с Т4 стадией, а также с наличием метастазов в лимфатические узлы.

Короткий курс крупнофракционной лучевой терапии может быть рекомендован пациентам с опухолями Т3N0 стадии, не требующим регресса, в тех наблюдениях, когда предоперационное лечение не может повлиять на объем хирургического вмешательства; в тех случаях, когда пациентам невозможно проведение пролонгированного курса.

Морфологические изменения явились доказательством положительной неоадъювантной химиолучевой терапии.

пролонгированный и короткий курс
1. Ерыгин Д.В. Неоадъювантная химиолучевая терапия местно-распространенного рака прямой кишки/ Д.В. Ерыгин, Б.А. Бердов, А.А. Невольских, Л.Н. Титова, С.Г. Смирнова // Онкология. Журнал им. П.А. Герцена. – 2015. – № 1. – С.13-20.
2.

Каприн А.Д. Злокачественные новообразования в России в 2013 г. (заболеваемость и смертность). / А.Д. Каприн, В.В. Старинский, Г.З. Петрова. – Москва: ФГБУ МНИОИ им. П.А. Герцена МЗ России, 2015. – 250 с.
3. Кит О.И. Местный клеточный иммунитет при аденокарциноме и полипах толстой кишки/ О.И. Кит, А.В. Шапошников, Е.Ю. Златник, Е.А. Никипелова, И.А.

Новикова // Сибирское медицинское обозрение. – 2012. – № 4. – С.11-16.
4. Кит О.И. Первый опыт детекции циркулирующих опухолевых клеток в периферической крови/ О.И. Кит, И.А. Новикова, А.В. Бахтин, Е.А. Никипелова, Ю.С. Шатова, В.М. Габараева, О.В. Нистратова // Международный журнал экспериментального образования. – 2013. – № 11-2. – С.37-39.
5. Корытова Л.И.

Непосредственные результаты комбинированного лечения местных рецидивов рака прямой кишки / Л.И. Корытова., А.Г. Сандалевская, В.Г. Красылкова, О.В. Корытов, А.В. Мешечкин // Вопросы онкологии. – 2015. – № 1. – С.52-56.
6. Ткачев С.И.

Современные технологии лучевой терапии: IMRT, VMAT с использованием симультатного интегрированного буста (sib) в комплексном лечении плоскоклеточного рака анального канала / С.И. Ткачев, В.В. Глебовская, А.О., Расулов и др. // Современная онкология. – 2014. – № 2. – С.60-65.
7. Черниченко М.А.

Лечение рака нижнеампулярного отдела прямой кишки: современное состояние проблемы / М.А. Черниченко, Д.В. Сидоров, А.В. Бойко // Онкология. Журнал им. П.А. Герцена. – 2015. – № 1. – С.84-90.
8. Шапошников А.В. Колоректальный рак. Канцерогенез и онкопровенция. – Москва, 2015. – 160 с.
9. Юдин А.А.

Непосредственные результаты комбинированного и комплексного лечения пациентов с низко-локализованным раком прямой кишки / А.А. Юдин, В.Т. Кохнюк, Г.И. Колядич // Онкологическая колопроктология. – 2015. – Т.5. – № 4. – С. 19-23.
10. Bruin S.C. The role of clinical pathological and molecular characteristic in colorectal cancer management / S.C. Bruin.

– Leiden University Repository, 2013. – 09.-26.

Рак прямой кишки продолжает оставаться одной из наиболее актуальных проблем в современной онкологии. Он занимает положение в десятке наиболее часто встречаемых злокачественных опухолей – 5 место у мужчин и 6–7 место у женщин. Увеличение за последние 10 лет удельного веса колоректального рака в общей структуре злокачественных заболеваний в мире с 9 % до 13 % является очевидным этому подтверждением [2].

Имеются данные об эндо- и экзогенных факторах, оказывающих влияние на весь организм и его подсистемы в концепции канцерогенеза колоректального рака. Отмечено действие на орган-мишень, клеточный аппарат и микроокружение.

В дальнейшем развиваются генетические мутации и неконтролируемая пролиферация клеток [8]. Особое значение имеет микроокружение в формировании колоректального рака и роль иммунологического ответа опухоли и макроорганизма [3].

Отправной точкой приложения начальной реализации опухолевых изменений являются эпителиальные клетки слизистой оболочки, разнородные по составу и функции [10]. На подавление опухолевого роста и направлена лучевая терапия. Она способствует также и подавлению циркулирующих опухолевых клеток, значению которых при колоректальном раке в последние годы уделяется большое внимание [4].

Современные технологии лучевой терапии позволяют получить высокий ответ на проводимое лечение (полная регрессия опухоли), уменьшение частоты и интенсивности острых лучевых повреждений: тяжелого раннего токсического мукозита (3–4 степени), использование объемно-модулированной лучевой терапии арками (VMA – Rapid.

Arc) позволяет уменьшить время проведения одного сеанса лучевой терапии по сравнению с IMRT с 20 до 3–5 минут [6].

Химиолучевое лечение в предоперационном периоде приводит к увеличению сфинктеросохраняющих операций без увеличения числа послеоперационных осложнений, возможность получить в ряде наблюдений (до 16,6 % пациентов) полный гистологический ответ [9].

Работы последних лет убеждают, что при облучении в режиме динамического фракционирования дозы наблюдали менее выраженные лучевые реакции, как во время лечения, так и при его завершении. Повышение суммарной дозы с добавлением радиомодификаторов увеличивает частоту полных ответов при приемлемом уровне токсичности. При этом отмечено уменьшение болевого синдрома, купирование кровотечений [1,5].

Подход к лечению рака прямой кишки является мультидисциплинарным. Хирургия рака прямой кишки включает в последние годы следующие моменты: сохранение функции без ухудшения онкологических результатов и применение все более расширенных хирургических вмешательств. Лучевая или химиолучевая терапия при различных методиках фракционирования убедительно доказывает свою целесообразность [7].

  • Все вышеизложенное дало основание провести исследование по сопоставлению результатов лечения пролонгированной лучевой терапии и короткого курса.
  • Целью исследования явился анализ результатов предоперационной лучевой терапии рака прямой кишки при пролонгированном и коротком курсе.
  • Для решения вопроса о преимуществах короткого и пролонгированного курса лучевой терапии нами были проанализированы ретроспективные данные о 119 пациентах с резектабельным локализованным и местно-распространенным раком прямой кишки, прошедшим лечение в РНИОИ с применением современных технологий с 2013 по 2015 год.
  • Были поставлены следующие задачи:
  • — изучить переносимость пациентами лечения;
  • — сравнить объемы хирургических вмешательств и число послеоперационных осложнений;
  • — изучить непосредственные и отдаленные результаты лечения.

Больные были разделены на две группы: 67 пациентам проведена предоперационная пролонгированная химиолучевая терапия и 52 пациентам проведен предоперационный короткий курс лучевой терапии (РОД 5 Гр, 5 фракций, СОД 25 Гр).

Распределение больных по полу и возрасту было сопоставимо. В группе с пролонгированным курсом ЛТ превалировали пациенты с пораженными л/узлами – почти 63 %. По гистологическому типу опухоли были представлены в большинстве случаев умеренно дифференцированной аденокарциномой.

Проводилась оценка переносимости данных вариантов лечения.

Материалы и методы исследования. В объем облучения включали область первичного очага и зоны регионарного метастазирования. То есть в объем GTV включалась опухоль, удаляемая во время операции, а в объем CTV-мезоректум (регионарные л/у).

Точность воспроизведения условий лучевой терапии контролировалась с помощью систем визуализации и набора устройств для иммобилизации пациента.

Преимуществом 3D перед 2D планирования являлось более оптимальное дозное распределение, где максимум облучения приходится на орган мишень, после чего идет значительный спад дозы, позволяющий снизить нагрузку на окружающие органы и ткани и уменьшить риск токсических явлений.

Результаты терапии в дальнейшем оценивали с применением эндоскопических, МРТ, морфологических методов исследования. Проводилась ДНК-цитометрия в удаленной опухоли. В дни лучевой терапии проводили химиотерапию. В дни лучевой терапии назначали капецитабин 1650 мг/м² внутрь.

Облучение выполнялось на ускорителе 6 МэВ Unique фирмы «Varian», РОД 2 Гр, СОД 50 Гр. После облучения через 6–8 недель выполняли хирургическое вмешательство. Короткий курс лучевой терапии проводился 5 дней, РОД 5 Гр., СОД 25 Гр. Хирургическое лечение выполнялось через 1–5 дней после окончания лучевой терапии. За 2013–2015 годы в отделении радиологии было пролечено 354 пациента с раковыми опухолями прямой кишки.

Результаты и их обсуждение. В период проведения неоадъювантного лечения все пациенты удовлетворительно переносили назначенный курс, во всех случаях ЛТ была завершена в запланированном объеме.

После окончания пролонгированного курса лучевые реакции наблюдались чаще и были более выраженными: в 64 % после пролонгированного курса и в 36,5 % после короткого.

Однако через 6–8 недель наблюдалось купирование реакций и непосредственно к операции больные подходили с минимальным количеством их проявлений и отмечались реже в два раза, чем после короткого курса.

При оценке лейкопении и анемии, в группе с пролонгированным курсом больные исходно были с худшими показателями крови: 15 % и 5,8 % соответственно. Но на фоне сопроводительной терапии и уменьшении кровотечений из прямой кишки на конец лечения состояние больных не ухудшилось.

А после перерыва лейкопения и анемия III степени не отмечены. Клинический эффект от проводимой ХЛТ выражался, как правило, в значительном уменьшении, а в ряде случаев полном исчезновении, клинических симптомов опухолевого поражения прямой кишки. Наибольшая положительная динамика отмечена в группе с пролонгированным курсом в виде уменьшения болей и уменьшения кровянистых выделений. Одной из основных целей пролонгированного курса ХЛТ являлось уменьшение размеров опухоли прямой кишки.

Читайте также:  Питание при химиотерапии: диета до и после химиотерапии, правила и рекомендации

При выполнении эндоскопического исследования после проведения пролонгированной лучевой терапии через 6–8 недель отмечалось уменьшение экзофитного компонента опухоли, вплоть до образования язвы, уменьшения протяженности опухоли и увеличение диаметра просвета прямой кишки. В группе с коротким курсом отмечался отек слизистой оболочки и незначительное уменьшение опухоли.

В группе больных с раком прямой кишки, которым проводилась пролонгированная лучевая терапия, протяженность опухоли уменьшилась в 1,7 раза. Расстояние от ануса до нижнего края опухоли увеличилось с 6,3 см до 7,6 см.

А при проведении короткого курса лучевого лечения протяженность опухоли и расстояние до нижнего края опухоли остались прежними или изменения расстояния не происходило.

В группе с локализацией опухоли в нижнеампулярном отделе после пролонгированного курса лучевой терапии в процессе лечения медиана расстояния от Z-линии увеличивалась в 2,5 раза, что давало возможность обеспечить условия для выполнения большего числа сфинктерсохраняющих вмешательств.

По данным МРТ-исследования лечебный патоморфоз выражался в виде уменьшения опухоли и нарастания фиброзной ткани, увеличение расстояние от края опухоли до мезоректальной фасции, в сокращении метастатических л/у.

При оценке клинических результатов по данным МРТ-исследования через 6–8 недель после завершения ХЛТ полный клинический регресс был достигнут у 14,9 % пациентов. Частичный регресс выявлен в 56,7 % случаев, стабилизация в 28,4 %. После завершения курсов лучевой терапии, как пролонгированной, так и короткофокусной выполняли оперативные вмешательства.

При сравнении объемов оперативного вмешательства у больных с локализацией опухоли в нижнеампулярном отделе сфинктеросохраняющие операции в группе с пролонгированной химиолучевой терапией были выполнены в 26 % случаев, в группе с коротким курсом в 6 %. В процессе выполнения хирургического этапа лечения каких-либо особенностей в сравниваемых группах не отмечено. При анализе особенностей послеоперационного периода общее количество осложнений в сравниваемых группах практически не отличалось – 15,6 % и 13,5 % соответственно.

Таким образом, проведение различных вариантов предоперационного лечения не выявило различий влияния на течение репаративных процессов. Доказательством проводимой терапии явилось морфологическое исследование операционного материала.

Морфологические изменения в группе больных с коротким курсом сводились к некробиотическим и дистрофическим процессам в опухоли, незначительной десмопластической реакции стромального компонента. Сохранялся высокий пролиферативный (Ki-67) и апоптический (p 53) потенциал опухоли.

Патоморфоз опухоли на проводимое лечение I–II степени достигал 95 %.

Длительный курс ХЛТ вызывал в опухоли значительные изменения, которые заключались в некробиотических и дистрофических и апоптатических процессах, выраженной воспалительной реакции, обширных очагах развития фиброзной ткани на месте опухоли, замещающей паренхиматозный компонент. Маркер пролиферативной активности Ki 67 и апоптотический индекс Р53 были снижены (рис.1).

Лучевая терапия при раке прямой кишки: последствия, показания и реабилитация

Рис. 1. Патоморфоз после пролонгированного курса: А – экспрессия Ki-67,

Б – экспрессия Р 53

В фиброзной ткани наблюдали образование петрификатов. (рис. 2). Патоморфоз достигал IV степени в 17 % наблюдений и в 72 % случаев – III степени.

Лучевая терапия при раке прямой кишки: последствия, показания и реабилитация

Рис. 2. Патоморфоз после пролонгированного курса: А – 4 степень стромальный компонент, Б – 4 степень петрификаты

Учитывая сроки проведения операции после крупных фракций, незначительное повреждающее действие лучевой терапии, была проведена ДНК-цитометрия.

Исследование ДНК-цитометрии удаленных во время операции опухолей прямой кишки, показало значительное снижение злокачественного потенциала опухоли после крупнофракционной лучевой терапии, определяемое по достоверному снижению темпа пролиферации клеток опухоли вследствие снижения доли клеток в S-фазе и снижению в 1,6 раза индекса пролиферации опухоли.

После пролонгированной лучевой терапии не обнаружено столь выраженных изменений при ДНК-топометрическом анализе, что, вероятно, обусловлено исследованием через 6–8 недель после окончания лечения.

К этому времени, по всей видимости, уже происходит восстановление пролиферативной активности оставшихся после лучевой терапии опухолевых клеток.

Эти данные свидетельствуют о недопустимости превышения интервалов между этапами лечения.

Лучевая терапия при раке прямой кишки: последствия, показания и реабилитация

Рис.3. Гистограмма распределения по фазам клеточного цикла. Короткий курс

о недопустимости превышения интервалов между этапами лечения.

Лучевая терапия при раке прямой кишки: последствия, показания и реабилитация

Рис. 4. Гистограмма распределения по фазам клеточного цикла. Пролонгированный курс

Общее число рецидивов в группе с пролонгированной ЛТ составило 6,25 %, в группе с коротким курсом 6,5 %.

Больше половины рецидивов в обеих группах составили опухоли, локализующиеся в нижнеампулярном отделе. Из пациентов с опухолями нижнеампулярного отдела в группе с пролонгированной лучевой терапией (27 пациентов) отмечено 7,4 % рецидивов.

В группе с коротким курсом лучевой терапии в 11,8 % случаев отмечены рецидивы с опухолями нижнеампулярного отдела в сроки от 12 до 15 месяцев. В этих наблюдениях у больных были опухоли с исходными метастазами в регионарных л/у.

Отдаленные метастазы были диагностированы у 4,7 % пациентов в группе с ПЛТ, у 6,5 % в группе с КЛТ в сроки от 13 до 35 месяцев. Все пациенты имели подтвержденные исходно метастазы в регионарных лимфатических узлах.

Несмотря на тенденцию к увеличению применения неоадъювантной пролонгированной ХЛТ, короткий курс лучевой терапии не дает худшие результаты лечения.

Последнее обстоятельство находит свои доказательства в отсутствии существенных различий в показателях безрецидивной выживаемости и отдаленного метастазирования, послеоперационных осложнений.

Дифференцированное применение того или иного подхода зависит от целей предоперационного лечения.

Заключение. Таким образом, проведенное исследование позволяет сделать следующее заключение о целесообразности применения того или иного курса предоперационного лечения.

Пролонгированная лучевая терапия показана:

  • Пациентам с опухолями, требующим регресса.
  • Пациентам с опухолями, локализующимися в нижнеампуллярном отделе, так как дает возможность проведения сфинктеросохраняющих операций и отмечается меньшее количество рецидивов при данной локализации.
  • Пациентам с Т4, а также при пораженных лимфатических узлах с любым Т.

Короткий курс крупнофракционной лучевой терапии показан:

  • Пациентам с опухолями Т3N0, не требующим регресса, когда предоперационной лечение не может повлиять на объем хирургического вмешательства.
  • Пациентам, которым невозможно проведение пролонгированного курса.

Библиографическая ссылка

Гусарева М.А., Розенко Л.Я., Непомнящая Е.М., Новикова И.А., Ульянова Е.П. НЕОАДЪЮВАНТНАЯ ЛУЧЕВАЯ ТЕРАПИЯ РАКА ПРЯМОЙ КИШКИ // Современные проблемы науки и образования. – 2017. – № 2.;
URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=26352 (дата обращения: 20.05.2020).

Лучевая терапия при раке прямой кишки: последствия, показания и реабилитация

Рак простаты: лучше лечить или удалять ее?

Назад к списку

24 ноября 2016

Существует несколько возможностей лечения рака простаты с одинаково хорошими прогнозами. Поэтому решение каждого пациента сводится к вопросу: «На какие побочные эффекты я бы вероятнее всего согласился?» О разных методах лечения предстательной железы и их последствиях журналу Quora рассказывает доктор Гари Ларсон, медицинский директор Центра протонной терапии, Оклахома, США:

Лучевая терапия при раке прямой кишки: последствия, показания и реабилитация

Прежде чем продолжить, нужно иметь в виду следующие вещи.

Не все, у кого есть рак простаты, нуждаются в лечении – для многих мужчин будет достаточно активного наблюдения, по крайней мере, в течение короткого периода, а вероятно и всей жизни.

Есть только два метода лечения рака простаты – хирургический и лучевая терапия.

Такие вещи как криотерапия, фокусированный ультразвук высокой интенсивности, прогревание микроволновым излучением, лазерная абляция и некоторые другие методы могут быть рекомендованы для рака простаты, повторно появившегося после прохождения основного лечения. Но сами по себе они не могут являться основным лечением.

Андрогенное подавление (гормональная терапия) остановит развитие большинства случаев рака простаты, снизит показатель ПСА практически до нуля и сократит новообразования и метастазы в кости, но его эффект будет только временным – от нескольких месяцев до нескольких лет.

Как и методы, указанные выше, это само по себе не радикальное лечение, хотя оно может сочетаться с лучевой терапией для повышения вероятности излечения.

Андрогенное подавление имеет набор побочных эффектов, включая усталость, потерю мышечной массы, набор веса, потерю либидо, импотенцию, остеопороз и депрессию.

Урологи любят говорить пациентам: «Если вы пройдете хирургическую операцию, вы всегда сможете после нее получить облучение. Но если вы сначала пролечитесь лучевой терапией, то потом вы не сможете пройти хирургическую операцию». По большей части, это является правдивым утверждением, но данное обобщение упускает некоторые определенные факты.

Во-первых, после лучевой терапии редко возникает необходимость проводить хирургическое вмешательство, так как большинство мужчин, не излечившихся от этой болезни, не имеют рецидивов в простате.

Наоборот, при рецидивах после лучевого лечения рака простаты в большинстве случаев обнаруживаются злокачественные опухоли в других органах. Как правило, такие пациенты имели скрытое онкозаболевание помимо простаты, которое нельзя было определить до начала лечения.

Скоплениям раковых клеток необходимо разрастись до определенных размеров, чтобы они смогли вызвать повышение показателя ПСА и стали заметными.

Если у пациента после лучевой терапии постоянно отмечается повышенный уровень ПСА, а повторные биопсии железы положительные (между прочим, результаты биопсии являются надежными только спустя два года после лучевой терапии, так как раковые клетки отмирают в течение какого-то времени после лечения), то шансы на рецидив только в железе составляют 50%.

Спасительная в этом случае простатэктомия может быть выполнена после лучевой терапии, хотя это трудная операция из-за интенсивного фиброза вокруг железы и пониженного кровообращения – оба состояния являются результатом перенесенной лучевой терапии.

Читайте также:  Полипы в желудке: лечение, удаление, симптомы, опасность и классификация

Такие операции лучше всего проводить в крупном урологическом центре, где проводится большое количество подобных вмешательств, вместо того, что доверить эту операцию урологу небольшой клиники.

Но даже при высоком мастерстве хирурга существует высокий риск возникновения недержания вследствие простатэктомии, проведенной после лучевой терапии.

Так как риск возникновения рецидива рака только в простате составляет 50 на 50, то и шансы на то, что хирургия приведет к излечению также 50 на 50.

Если первичной была хирургическая операция, то в 20-30% случаев после нее пациент должен пройти лучевую терапию для полного излечения. Послеоперационная лучевая терапия дает 90-процентный шанс ликвидации любого оставшегося рака.

Кстати говоря, когда хирурги называют общий процент исцелившихся пациентов, они включают в это число и тех мужчин, которые были вылечены только благодаря послеоперационной лучевой терапии, хотя редко упоминают об этом факте в своих публикациях.

Рак простаты обычно растет медленно. Термин «ранняя стадия» имеет отношение к тому факту, что он все еще локализован в простате или, как минимум, в ближайшей перипростатической ткани.

Ранняя стадия также может быть низкого, среднего или высокого риска по шкале Глиссона.

Уровень риска определяется врачом после обследования материала биопсии по уровню ПСА и в некоторой степени по количеству положительных образцов биопсии.

Хирургическое лечение и последствия

В целом есть два метода выполнения простатэктомии.

Открытая – когда хирург делает разрез от лобковой кости до пупка, вырезает простату и некоторые лимфоузлы, потом присоединяет шейку мочевого пузыря к оставшейся уретре (так как промежуточной уретры простаты уже нет) и оставляет катетер на месте на несколько недель для того, чтобы все зажило.

Второй способ — роботизированная простатэктомия. Это практически та же самая операция, но выполняется через маленькие разрезы с использованием дистанционно управляемых роботизированных манипуляторов и стереоскопической визуализации.

В опытных руках диссекция является более точной и сроки пребывания пациента в больнице короче. В публикациях сообщается о потенциально возможном снижении побочных эффектов, таких как инфекция и кровотечение, но трудно сказать что-то определенное об осложнениях в долгосрочной перспективе, таких как импотенция и недержание.

Основной побочный эффект, который имеет хирургия и которого нет у лучевой терапии, — это недержание. Большинству мужчин требуется от одного до двух месяцев, чтобы восстановить регуляцию функции мочеиспускания, а около 5% прооперированных никогда не восстанавливают контроль над мочеиспусканием, им приходится использовать памперсы до конца жизни.

Импотенция встречается чаще при хирургии по сравнению с лучевой терапией. Хотя хирургические издания часто сообщают о сохранении потенции на уровне выше 50%, они определяют потенцию как «способность получать эрекцию, достаточную для вагинального проникновения». Поэтому если вы можете заниматься сексом в течение 30 секунд, урологи считают вас способным к половому акту.

Я обследовал первых 150 мужчин, которым я проводил брахитерапию в середине 1990-х и просто задал им такой вопрос: «Вы довольны вашей сексуальной жизнью?» Я оставлял им место на опросном листе для подробного ответа. Более 60% ответили, что они довольны их сексуальной функцией. И ни один из тех, кто сказал, что могут только достичь проникновения, не был доволен.

В нашем Протонном центре всякий раз при последующем приеме мы обследуем каждого мужчину, который прошел у нас лечение, при помощи двух средств оценки качества жизни.

Первое из них — это опросный лист «Расширенный индекс рака простаты». А другой — анкета сексуального здоровья для мужчин.

В нашей базе данных на данный момент более 2600 пациентов и оценки в баллах у более 70% из них показывают, что они удовлетворены своей сексуальной функцией.

  • В целом мужчины имеют гораздо лучшую сексуальную функцию и несравненно лучший контроль мочеиспускания (так число случаев недержания практически свелось к нулю – оно почти никогда не встречается при лучевой терапии), если они прошли лечение лучевой терапией, в отличие от хирургии.
  • Каковы минусы лучевой терапии?
  • Я коснусь этих моментов, так как они имеют отношение к каждому из различных способов, которыми проводится лучевая терапия.

Для пациентов с низким риском, локализованной болезнью (Глиссон 6 гистология с ПСА менее 10 и менее 4 позитивных образцов биопсии) брахитерапия может использоваться как монотерапия.

Пациенты приходят для проведения процедуры разметки, при которой врачи определяют точный контур простаты каждые 5 мм сверху донизу, используя трансректальный ультразвук, а затем в компьютерной программе планирования лечения создают 3-D образ простаты. Рассчитывается оптимальная комбинация радиоактивных зерен, они заранее помещаются в иглы для введения их в железу.

В день процедуры пациенту делается общая анестезия и используются от 20 до 40 игл для введения от 60 до 120 зерен в простату при помощи трансректального ультразвукового контроля.

Пациент обычно возвращается домой через несколько часов с катетером, установленным на ночь (так как железа может опухнуть, лучше установить катетер, чем ехать посреди ночи в больницу из-за проблем с мочеиспусканием). Мужчины обычно испытывают довольно серьезные неприятные симптомы, связанные с мочеиспусканием: частота позывов, неспособность терпеть, ночные позывы, сниженный напор струи, — которые проходят через месяц.

Пациенты могут иметь некоторые неприятные ректальные симптомы в течение нескольких недель.

Может появиться ректальная язва в течение года или двух после процедуры лечения, если некоторые зерна оказались близко к ректальной стенке.

Такая язва всегда заживает со временем, если только гастроэнтеролог не решит провести ее биопсию, заподозрив рак. В этом случае она может никогда не зажить, и пациенту понадобится колостомия.

Если у кого то есть факторы риска, кроме указанных выше, тогда одна только брахитерапия не даст достаточно высоких результатов излечения (вследствие того, что были затронуты перипростатические ткани вне пределов досягаемости радиационных зерен). Понадобится добавить двадцать пять процедур облучения внешней радиации для того, чтобы повысить дозу на перипростатические ткани. Основное преимущество брахитерапии — сокращение времени лечения — будет практически утрачено.

При заболевании от среднего до высокого риска, вероятно, придется выбрать внешнюю лучевую терапию как основной метод лечения, а не брахитерапию плюс сокращенный курс лучевой. Обычно курс лучевой терапии состоит курс из 44 процедур за девять недель.

Побочные эффекты внешней лучевой терапии как основного метода лечения рака простаты

Внешняя лучевая терапия может проводиться высокоэнергетическими рентгеновскими лучами, используя технику лучевой терапии с модулированной интенсивностью, или протонной терапией. Я сравню эти два метода.

Кстати, Кибер-нож, томотерапия и другие разнообразные линейные ускорители проводят лечение лучевой терапией с модулированной интенсивностью при помощи рентгеновских лучей (фотонов). Между ними в конечном итоге разницы нет, отличаются только машины, которыми проводят лечение.

Возможно, вы также слышали термин лучевая терапия с визуальным контролем, который просто означает, что проводится какое-то сканирование пациента на лечебном столе прямо перед проведением лечения. Это может быть КТ, портальное сканирование, стереоскопические рентгеновские лучи и др.

Лучевая терапия с визуальным контролем используется со всеми формами лучевой терапии с модулированной интенсивностью, а также с протонной терапией.

Для обоих методов (протоны или фотоны) планирование лечения начинается с КТ сканирования тонкими слоями, которое интегрировано с высоко детализированной МРТ.

КТ необходимо для того, чтобы сообщить компьютеру, планирующему лечение, толщину ткани во всех точках, через которые пройдет луч радиации.

МРТ дает лучшую анатомическую картинку для определения контура простаты, семенных желез, мочевого пузыря, прямой кишки и т.д.

После нескольких дней, за которые создаются контуры органов, проводится множество опытов с конфигурацией луча, его модуляцией и т.д., вырабатывается оптимальный план лечения.

После этого врач проводит проверку соответствия всем условиям для того, чтобы убедиться, что компьютерные расчеты дадут планируемое распределение дозы в ткани.

И, наконец, пациент возвращается для первичного «визуального контроля» и первой из 44 процедур.

Радиолог — онколог встречается с каждым пациентом еженедельно и занимается побочными эффектами, которые могут возникнуть. В ходе лечения лучевой терапией с модулированной интенсивностью фотонами это может быть усталость, иногда до такой степени, что пациентам приходится идти домой и спать пару часов во второй половине дня.

После нескольких недель лечения может появиться ректальное раздражение, которое выражается в симптомах от слабой диареи до боли, кровотечения и постоянного ощущения в необходимости опорожнить кишечник, хотя в стуле может быть ничего, кроме небольшого количества слизи.

Также после нескольких недель лечения могут появиться раздражающие урологические симптомы, такие как частота походов в туалет, неспособность терпеть позывы, медленное опорожнение мочевого пузыря и необходимость несколько раз вставать ночью. Они могут длиться несколько недель после прохождения лечения.

Риски, которые могут возникнуть в будущем, включают развитие рака, вызванного радиацией. Кроме долгосрочного риска появления вторичного рака, большинство побочных эффектов проходят за срок от нескольких месяцев до года после окончания лучевой терапии.

Читайте также:  Миома матки в сочетании с эндометриозом: лечение и симптомы

Протонная терапия

При протонной терапии побочные эффекты выглядят иначе. Усталость минимальная или отсутствует вообще. (Я лечил одного заядлого велосипедиста, который проехал на своем велосипеде более тысячи миль за девять недель, во течение которых проходил терапию).

Ректальные симптомы почти не встречаются, так как только очень маленький объем прямой кишки получает радиацию. Урологические раздражающие симптомы могут появиться на такой же срок, как и при лечении рентгеновскими лучами (фотонами), хотя обычно они менее серьезны.

Множественные эпидемиологические исследования показали, что существует только минимальное повышение риска возникновения рака после облучения протонами по сравнению с рентгеновскими лучами. Вероятно из-за меньшего объема ткани, получающего какую-то дозу радиации. Если у мужчин и появляются немногие побочные эффекты, они обычно проходят за несколько недель после окончания облучения протонами.

Каковы сравнительные данные по побочным эффектам протонной терапии против лучевой терапии с модулируемой интенсивностью?

Мы объединили наши данные с различными онкологическими центрами, обследовали приблизительно 1000 пациентов, которые прошли лечение рака простаты протонной терапией, и сравнили их показатели качества жизни с мужчинами из контрольной группы, которые не проходили лечение (потому что у не было рака простаты).

Все мужчины заполняли опросные листы касательно качества их жизни каждые три месяца с начала лечения до, как минимум, одного года после лечения. Результаты показали, что пациенты, которые прошли лечение протонной терапией, имели такие же показатели качества жизни, как и те, у которых даже не было рака простаты.

Рак простаты обычно растет медленно. Не позволяйте никому подгонять вас при принятии решения, которое будет иметь последствия до конца вашей жизни.

Источник: www.medicaldaily.com

Назад к списку

Лечение рака кишечника

Основным методом лечения рака кишечника является хурургическая операция, которую часто комбинируют с химиотерапией и новой таргетной (с англ. target – цель) терапией при помощи антител.

Лучевую терапию при раке кишечника используют значительно реже, чем при других видах рака. Лучевую терапию используют в случаях, когда пучок лучей можно очень точно сфокусировать на место локализации уничтожаемых клеток.

Но кишечник является подвижным, поэтому этот метод терапии в основном используют при раке прямой кишки.

Хирургическое лечение

Хирургическое лечение является наиболее часто применяемым методом лечения на всех стадиях рака кишечника.

Существует три основных вида хирургической помощи при лечении колоректального рака:

  • Локальная эксцизия (удаление небольшого участка кишечника):

Если рак удаётся диагностировать на очень ранней стадии, его можно удалить во время колоноскопии через колоноскоп без вскрытия брюшной полости. Если рак находится в полипе, производят полипэктомию или удаление полипа.

Если опухоль большая – производят удаление части кишечника. Это включает удаление самой опухоли и части окружающих здоровых тканей, затем соединяют оба края кишечнка (т.е.образуют анастомоз). Обычно также удаляются ближайшие лимфатические узлы и проверяются на наличие раковых клеток.

Если соединение оставшихся частей кишечника является затруднительным, приводящий край кишечника выводят на переднюю стенку живота, где образуют искуственное отверстие (стому), через которое в специальный мешочек выводятся испражнения. Эта процедура называется колостомия.

Чаще всего колостому делают только на время, пока достаточно заживут стенки оперированного кишечника, после этого при повторной операции края кишечника сшивают и искуственное отверстие закрывают.

Однако, если соединение кишечника не является возможным, отверстие на передней стенке живота останется постоянным.

Иногда сразу после хирургической операции назначают профилактическую химиотерапию, чтобы уничтожить возможно оставшиеся в организме раковые клетки.

Медикаментозная терапия

Химиотерапия

Древнейшим химиотерапевтическим препаратом, до сих пор применяемым для лечения рака кишечника, является фторурацил (5-ФУ). Это — вводимое в вену производное фторпиримидина, которое с момента его синтезирования в 1957. году используется для лечения рака, в т.ч. рака груди и кишечника.

Во вспомогательной терапии его часто назначают совместно с другим медикаментом – лейковорином, усиливающим действие фторурацила. Обычно комбинация 5-ФУ/лейковорин применяется 6‑8 месяцев.

Фактически в последнии годы существенно увеличилось применение не только этих средств, но и комбинированной терапии вообще.

При использовании новейших комбинаций увеличивается частота успешной терапии, основным показателем которой является увеличение продолжительности жизни.

В последнее десятилетие значительое место занимает капецитабин, который имеет ряд преимуществ: он более прост в применении, так как выпускается в виде таблеток; имеет меньше побочных эффектов., часто применятся в комбинации с другими химиотерапевтическими препаратами.

  • Иринотекан является химиотерапевтическим препаратом, широко используемым для лечения рака кишечника в комбинации с другими медикаментами.
  • Ещё одним препаратом, используемым в комбинированной терапии колоректального рака является оксилиплатин.
  • Большинство химиотерапевтических препаратов вводят в вену, но есть также и перорально применяемые средства.
  • Восемь из десяти пациентов отдают предпочтение пероральной химиотерапии.*

В исследованиях обнаружено, что 8 из 10 пациентов предпочли бы получать химиотерапевтические препараты в виде таблеток, а не в виде внутривенных инъекций. Основной причиной такого выбора является возможность получения такого лечения дома.

Пероральная химиотерапия позволяет пациентам намного больше времени проводить дома – совместно с семьёй и друзьями — а не в больнице. В одном из исследований 9 из 10 пациентов предпочли бы принимать таблетки вместо внутривенной инфузии, если бы была возможность выбора.

В другом исследовании обнаружено, что 84% пациентов, получавших оба вида лечения, лучшим признали употребление таблеток.

Эти исследования подтверждают как то, насколько необходимы эффективные пероральные химиотерапевтические средства, так и то, насколько важным является такой способ получение химиотерапевтических средств, которой существенно улучшает качество жизни.

*1) Patient Preferences for Oral versus Intravenous Palliative Chemotherapy. Liu G, Franssen E, Fitch M, Warner E. J Clin Oncol 1997; 15: 110–115. 2) Patient preference and pharmacokinetics of oral modulated UFT versus intravenous fluorouracil and leucovorin: a randomised crossover trial in advanced colorectal cancer. Borner M, Schöffski P, de Wit R et al. J Clin Oncol 1997;15:110–115

Несколько общих рекомендаций при употреблении химиотерапевтических препаратов:

  • Есть ситуации, при которых может снизиться эффективность применяемой терапии и/или увеличиться риск появления нежелательных побочных эффектов

Очень важно информировать врачей и медсестёр, вовлечённых в ваше лечение, о любых других, употребляемых параллельно с химиотерапией, средствах, не зависимо от того, являются ли они лечебными растениями, пищевыми добавками, витаминами или даже – особенностями диеты. Не зависимо от того, разделяет ли ваше мнение врач, пожалуйста, информируйте его о вашем решении или привычках! Это может повлиять на действие химиотерапевтических препаратов или других медикаментов, применяемых для вашего лечения. Вы же не хотите снизить эффективность лечения или увеличить частоту побочных эффектов по незнанию!

  • Достаточно много жидкости

Клетки не могут нормально и достаточно эффективно воспринимать химиотерапевтические средства, если им не хватает воды. Не снижайте эффективность терапии из-за недостаточного употребления жидкости!

Проконсультируйтесь у своего стоматолога перед началом химиотерапии! Зубы рекомендуется покрыть специальным, защитным средством. Усиленное образование кариеса вызывает сухость ротовой полости. В свою очередь, одним из самых частых побочных эффектов большинства химиотерапевтических препаратов является сухость во рту.

  • Самые частые побочные эффекты химиотерапии. 

Эрозии в ротовой полости, язвенный стоматит, изменения вкуса, металлический привкус, понос, тошнота, рвота, жжение в глазах, затуманивание взора, повышенный риск развития инфекции (которую вызывает нейтропения или пониженное количество лейкоцитов), пониженное количество тромбоцитов, анемия, слабость, выпадение волос, ломкость ногтей, чувствительность к свету, зуд кожи, оттёк стоп и кистей и/или покраснение (так наз. Синдром стоп и кистей), слезоточивость глаз.

  • Обязательными являются контрацептивные мероприятия для избежания беременности во время приёма средств химиотерапии, независимо от того, кто из партнёров получает лечение.

Моноклональные антитела — специальные вещества, полученные методом генной инженерии, специально предназначенные для лечения рака.

Ангиогенез – образование новых кровеносных сосудов в организме. Быстро растущие опухоли выделяют особые вещества, вызывающие рост новых кровеносных сосудов, для того, чтобы обеспечить себя необходимыми питательными веществами и кислородом.

Новейшим достижением науки, которое в лечении рака дошло до практического применения, является, созданное методом генной инженерии, антитело, которое присоединяется к рецептору фактора роста, расположенному на внутренней стенке или эндотелия кровеносного сосуда ( Vascular Endothelial Growth Factor Receptor- VEGFR), и тормозит его биологическую активность, т.е. не позволяет расти новым кровеносным сосудам. Рост и деление раковых клеток значительно замедляется, если они не получают питательные вещества и кислород. На зрелые кровеносные сосуды антитела не влияют, поэтому нормальное кровообращение организма не нарушается. Поэтому антитела применяют совместно с химиотерапевтическими препаратами.

В Латвии такие антитела зарегистрированы для применения в комбинации с химиотерапией, содержащей5-фторурацил для лечения рака ободочной и прямой кишки.

Подробнее

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector