Рак сердца: симптомы, причины, стадии и продолжительность жизни

Два главных виновника смерти — сердечно-сосудистые и онкологические заболевания. Нередко пациенты со злокачественными новообразованиями погибают не от рака, а от осложнений со стороны сердца, вызванных его лечением. Не случайно, в медицине возникло и развивается новое направление — кардиоонкология.

Пока ее не преподают в вузах. Не хватает специалистов, которые могут помочь онкобольным с кардиоосложнениями. Хотя в России, как и во всем мире, процесс пошел.

О кардиоонкологии обозреватель «РГ» беседует с заместителем директора по научной работе Медицинского научно-образовательного центра МГУ, действительным членом Американской коллегии кардиологов, членом-корреспондентом РАН Симоном Мацкеплишвили.

Симон, как быть пациенту сразу с двумя диагнозами: кардиологическим и онкологическим? Если каждый из них многие расценивают как приговор, то что же делать при их сочетании? Да и можно ли что-то делать?

Симон Мацкеплишвили: До недавнего времени это был приговор. Но теперь мы знаем, как в таких случаях помочь человеку.

А таких сочетанных пациентов много?

Симон Мацкеплишвили: Много. И главное, их количество растет. Почему? Современная онкология добилась феноменальных успехов в лечении многих видов злокачественных новообразований.

Рак из разряда «острых недугов» переходит в разряд хронических. Ранее онкопациенты просто не доживали до осложнений со стороны сердца.

Поэтому мы стремимся, чтобы пациенты, прошедшие сложное хирургическое лечение, химио- и лучевую терапию, жили еще долгие годы.

Опухоли сердца часто — одно из проявлений генетических аномалий или наследственных заболеваний. И мы учимся исправлять ошибки природы

Но живут долго не все и не всегда?

Симон Мацкеплишвили: Есть статистика, полученная американскими исследователями еще в 2004 году.

К большому удивлению, тогда было обнаружено, что из более 600 тысяч женщин, перенесших рак молочной железы, за 27 лет наблюдения только 20% умерли непосредственно от онкологии.

А более 43% — от сердечно-сосудистых осложнений, вызванных лечением основного заболевания. Больше чем в два раза! Тогда онкологам и стала ясна важность пристального наблюдения за состоянием сердца.

Кстати, что ни день, то информация о новом препарате или технологии против рака. Всегда ли врач ориентируется и точно знает, что нужно конкретному пациенту?

Симон Мацкеплишвили: Разобраться в огромном и постоянно расширяющемся арсенале операций, препаратов, устройств и вмешательств, мягко говоря, непросто.

Но у того же врача в поликлинике должны быть как минимум онкологическая настороженность и определенные навыки и умения, чтобы максимально быстро сориентироваться и направить пациента к необходимым специалистам.

Нельзя обвинять его в том, что он не во всех подробностях знает нюансы даже такой распространенной опухоли у мужчин, как рак простаты, а у женщины — рак молочной железы.

Крупнейший детский онколог, академик Александр Григорьевич Румянцев приводит данные: если раньше от острого лимфобластного лейкоза умирало 93% детей, то в наше время — 8%! Срабатывают современные технологии и методы лечения.

Онкологи: Скрининг позволяет снизить смертность от рака легких на 20%

Симон Мацкеплишвили: Это мощный прорыв в медицине. И тем не менее именно у детей, излеченных от лейкоза благодаря применению определенных препаратов, которые мы называем кардиотоксичными, через много лет нередко диагностируются заболевания сердечно-сосудистой системы.

Особую значимость и распространение получает иммунотерапия онкологических заболеваний. Она что, тоже токсична?

Симон Мацкеплишвили: Как ни парадоксально, одно из наиболее опасных осложнений иммунотерапии рака — острое поражение сердца: молниеносный миокардит.

Причем ни факторов риска, ни возможностей предотвратить или вылечить это осложнение мы пока не знаем.

Возможно, это связано с выраженной активацией иммунной системы, которая, наряду с клетками опухоли, начинает атаковать и сердечные клетки.

Приведу пример, касающийся рака молочной железы, особенно на поздних стадиях. Сегодня много высокоэффективных методов борьбы с этим заболеванием. В частности, таргетные (действующие на конкретное звено опухолевого процесса. — С. М.) препараты. Они значительно снизили смертность, улучшили качество последующей жизни.

Превратили этот страшный, порой смертельный недуг в излечимую болезнь для огромного числа женщин. Но и они не без «черных пятен». Да, препараты блокируют ключевые рецепторы раковых клеток, приводя к их гибели. Однако кричать «Ура!» рано, поскольку эти же самые препараты действуют и на сердце.

Поэтому каждый раз перед лечащим врачом дилемма: как убить рак и не навредить сердцу.

Дилемма неразрешимая? Или?…

Симон Мацкеплишвили: Или! Сейчас у нас есть способы и опухоль убить, и сердце сохранить.

Такие возможности у пациентов только Москвы, Питера, Новосибирска, Краснодара, Казани?.. А если пациент живет за полярным кругом, как ему быть?

Симон Мацкеплишвили: Знаменитый Билл Гейтс в своем обращении к студентам и выпускникам Гарвардского университета, к которым я и себя скромно причислю, сказал: «Главные достижения человечества не в открытиях, а в том, как эти открытия применяются на пользу всем людям».

Действительно, проблема доступности, пожалуй, сложнее всех остальных. Особенно в нашей стране с ее огромными расстояниями. Именно поэтому мы разработали и активно внедряем телемедицинские системы.

Скажем я, находясь у себя в Университетской клинике МГУ, могу наблюдать моих пациентов, которые за тридевять земель от Москвы.

Наблюдаете. Видите, что у пациента Н. рак печени, и даже знаете, какие препараты, виды лечения помогут ему лучше всего и как это повлияет на его сердце. Но от этих ваших знаний пациенту Н. легче не станет. Что вы можете ему предложить конкретно? И в какие сроки? Ведь рак, как известно, не ждет.

Симон Мацкеплишвили: Сегодня у нас есть возможность и лечить пациента на расстоянии, и госпитализировать его в нашу клинику. Причем как по системе ОМС, так и по квоте.

Вот приехал такой пациент в Москву. Не будем говорить о том, во что ему обойдется дорога. Но где он будет жить, как быстро его госпитализируют? Позволяют ли возможности столичной больницы, в частности, вашей Университетской клиники, в том числе и финансовые, действительно помочь такому пациенту?

Симон Мацкеплишвили: Необходимо разделять возможности помочь пациенту с точки зрения достижений медицины и системы здравоохранения. Это не всегда одно и то же. У нас не рядовое лечебное заведение.

Университетские клиники призваны предлагать здравоохранению новые способы профилактики, диагностики, лечения и реабилитации, задавать высокую планку, являясь при этом независимыми (мы напрямую не подчиняемся минздраву) центрами компетенций.

Рак сердца: симптомы, причины, стадии и продолжительность жизни

В России откроют уникальный центр по лечению онкологических заболеваний

Для иногородних пациентов при нашей клинике есть так называемый «корпус временного пребывания», специально для этого созданный. Он небольшой, но для начала и этого достаточно. Уповаем на то, что государственная программа по онкологии, частью которой обязательно должна стать кардиоонкология, поспособствует решению проблемы.

Симон, раньше было представление, что сердце раку недоступно?

Симон Мацкеплишвили: Непосредственно онкологические заболевания самого сердца встречаются редко. В большинстве случаев они — случайная находка при кардиохирургических вмешательствах.

Известно высказывание одного из основоположников кардиологии, выдающегося французского врача Жана Батиста Сенака: «Сердце — настолько благородный орган, что не может поражаться опухолью».

Но по мере внедрения в медицинскую практику новых диагностических методов исследования частота выявления этой патологии возросла.

А когда сердце утрачивает свое благородство и «впускает» в себя рак?

Симон Мацкеплишвили: По-разному. Иногда с опухолью сердца человек появляется на свет.

Хотите сказать, что болезнь развивается внутриутробно? Мы знаем о врожденных пороках сердца, но о врожденных опухолях сердца…

Симон Мацкеплишвили: Теперь знаем и это. Более того, можем выявить опухоль у плода. А сразу при появлении ребенка на свет приступаем к его лечению. Сейчас разрабатываются методики внутриутробной генной терапии, чтобы опухоль перестала развиваться и ребенок родился без нее.

Врожденные пороки сердца успешно оперируются. А где и как избавляют от врожденного рака сердца?

Читайте также:  Полипы на коже: удаление, лечение, причины появления на лице

Симон Мацкеплишвили: Опухоли сердца часто — одно из проявлений генетических аномалий или наследственных заболеваний. И мы учимся исправлять ошибки природы.

Есть такое выражение: «Страх не останавливает смерть, он останавливает жизнь». Кардиолог с онкологом должны не бояться общих проблем

Что ждет ребенка с генетической патологией?

Симон Мацкеплишвили: Таких детей можно спасать, и их спасают. В том же Бакулевском центре, в центре имени Димы Рогачева, в Алмазовском центре в Питере… Но очевидно: подобных учреждений должно быть больше. Может, одним из путей увеличения их количества являлось бы внедрение подобной помощи в перинатальных центрах, создаваемых по всей стране.

Каким путем исправляете неправильную наследственность?

Симон Мацкеплишвили: Вы, Ирина Григорьевна, торопитесь. Пока это происходит только в эксперименте. Но результаты обнадеживают. Думаю, в ближайшие лет десять — пятнадцать мы сможем полностью исправлять «неправильный генетический посыл».

Надо ждать?

Рак сердца: симптомы, причины, стадии и продолжительность жизни

Диетологи: «правильный» хлеб защитит от ожирения

Симон Мацкеплишвили: Придется. Почему я так уверен, что это получится? Еще совсем недавно даже представить было невозможно, что такие неприятности можно распознать у плода. Не было инструментов, применимых для редактирования генома в живом организме, не было знаний, позволяющих управлять процессами обновления клеточного состава органов и тканей.

Большинство людей страшится заполучить рак. Но почти спокойно относится к возникновению болезней сердца и сосудов. Да и статистика наша не без изъянов. Например, в качестве причины смерти напишут «лимфома средостения».

Хотя на поверку пациент умер не от лимфомы, а от инфаркта миокарда, ставшего следствием поражения коронарных артерий после облучения грудной клетки. Создаются современные ядерные центры. Использование лучевых методов лечения рака станет доступнее.

Симон, а сердцу от этого легче?

Симон Мацкеплишвили: Конечно! Возможности таких центров уникальны, в том числе и потому, что они «сердцесберегающие». В нашей Университетской кинике планируется создание подобного. Мы работаем в контакте с японскими коллегами, которые в этом направлении лидеры.

Ключевой вопрос

Кроме рака самого сердца, чем еще занимается кардиоонкология?

Мацкеплишвили: Пожалуй, основная тема кардиоонкологии — нарушение деятельности сердечно-сосудистой системы при раке легких, желудка и т.д. Известно, что такие больные сильно худеют. При этом речь идет о потере общей мышечной массы организма, в том числе и массы сердца.

Стенки сердца становятся тонкими, ослабленными, и оно теряет способность полноценного поддержания кровообращения в организме. Не менее 20% людей с тяжелой онкологической патологией умирают от так называемой саркопении — критического снижения мышечной массы.

Часто таким ослабленным пациентам невозможно проведение необходимого лечения.

Огромная проблема.

Пытаясь ее решить, мы вместе с коллегами из Великобритании и Германии разрабатываем препарат, который предотвращал бы снижение мышечной массы, в том числе массы миокарда, блокировав ключевые звенья этих патологических процессов в самом начале. Так можно улучшить качество жизни больных раком. Пациент будет себя чувствовать намного крепче, увереннее и лучше перенесет непростое лечение рака.

Важнейшая и, к сожалению, очень распространенная ситуация: наличие у пациента онкологического и сердечно-сосудистого заболеваний одновременно. И проблема в том, что врачи зачастую опасаются их лечить. Например, пациент с раком почки ранее перенес инфаркт.

Ему предстоит операция по удалению опухоли, которая может спасти жизнь. Но онколог видит диагноз «инфаркт миокарда» и, боясь, что пациент не перенесет операцию, направляет его к кардиологу. Кардиолог, в свою очередь, не берет на себя ответственность разрешить онкологическую операцию.

Так пациент попадает в замкнутый круг. Но онкология не может ждать: рак становится неоперабельным.

И что делать?

Мацкеплишвили: Мы обследуем пациентов с онкологическим и кардиологическим диагнозами и лечим их. Ведь в большинстве своем кардиологические проблемы — ишемическая болезнь сердца, патология сердечных клапанов, нарушения ритма и проводимости сердца, артериальная гипертензия — можно успешно лечить.

В нашей клинике есть все возможности выявить кардиотоксичность «на подступах». Мы устраняем все проблемы либо сразу и полностью, либо по этапам: сначала готовим пациента к онкологической операции, а потом долечиваем.

Другая возможность: на основании результатов обследования даем наше заключение, что пациент перенесет операцию, как бы говоря онкологам: «Заболевание сердца — не ваша проблема, оперируйте смело!». Они оперируют, и все заканчивается хорошо. Ситуации, когда пациент может не перенести операцию, редки.

Тогда вместе с онкологами мы разрабатываем другие варианты лечения, учитывающие онкологический диагноз больного.

Какой совет дадите пациентам с кардиологическими диагнозами, у которых выявлен рак?

Мацкеплишвили: Перед началом лечения пациент обязан проконсультироваться с кардиологом. Оказалось, что самые банальные и недорогие препараты от сердечно-сосудистых болезний, назначаемые в определенных дозах и комбинациях, помогают предупредить или снизить кардиотоксичность.

Но самое главное: необходимо научить кардиологов заниматься этой проблемой, не бояться онкологических пациентов. Уверен, можно одновременно проводить мониторинг сердца, предупреждая сердечную недостаточность, и при этом проводить полноценный курс онкотерапии. Во многих онкоцентрах мира существуют службы кардиоонкологии, где кардиологи и онкологи ведут пациента вместе.

На мой взгляд, такой подход должен быть и в России. Великий врач Матвей Мудров говорил: «Врачевание не состоит в лечении болезни. Врачевание состоит в лечении самого больного». Тем более такого, который страдает и онкологическим заболеванием, и сердечной недостаточностью. Есть выражение: «Страх не останавливает смерть, он останавливает жизнь».

Так и кардиолог с онкологом должны не бояться общих проблем, а подружиться, чтобы их пациенты жили. Жили долго и хорошо.

Лечение рака сердца в Ассуте

Рак сердца – очень редкое заболевание. Чаще всего злокачественные опухоли сердца являются метастазами рака легкого, молочной железы или других органов. Первичный рак сердца возникает в 30 раз реже. Такие опухоли относятся к лимфомам или саркомам.

Чтобы своевременно назначить лечение, важно вовремя выявить злокачественную опухоль, исключив доброкачественные образования, такие как кисты перикарда, саркоидоз, тератомы и т.п. Диагностика и лечение рака сердца в Израиле позволят продлить жизнь человека на годы.

Что собой представляет рак сердца?

Как уже было сказано, злокачественные опухоли в сердце возникают крайне редко.

Например, в клинике Мейо, одной из крупнейших в США, это заболевание диагностируется 1 раз в год, а в больнице Венского медицинского университета за 15 лет было выявлено лишь 11 случаев рака сердца.

Это связано с тем, что сердце состоит в основном из мышечных клеток, которые находятся в постоянном движении. Если среди них появятся раковые клетки, то они не смогут делиться так быстро, как в других органах.

  1. Ангиосаркома — 33% всех злокачественных новообразований сердца. Самый распространенный вид рака сердца. Опухоль чаще поражает правое предсердие.
  2. Рабдомиосаркома — 20% всех случаев рака сердца. Второе место по распространенности, происходящая из мышечных клеток. Рабдомиосаркома может возникнуть в любой области сердца, но в онкологический процесс всегда вовлечена хотя бы часть сердечной мышцы – миокарда.
  3. Липосаркомы.
  4. Мезотелиомы.
  5. Фибросаркомы.
  6. Шванномы.

Позвонить в клинику бесплатно

Проявление рака сердца похоже на проявления других сердечно-сосудистых заболеваний:

Рак сердца: симптомы, причины, стадии и продолжительность жизни

Болезнь проявляется утомляемостью, болью в груди, отеками ног, повышенной потливостью, немотивированным уменьшением массы тела, одышкой, усиливающейся в лежачем положении.

Иногда заболевание долгое время протекает бессимптомно и проявляется внезапно.

Вторичный рак сердца можно заподозрить, когда человек, страдающий раком другой локализации, начинает жаловаться на симптомы сердечного заболевания.

Факторы риска и причины рака сердца до сих пор неизвестны. Опухоль может возникнуть в любом возрасте, но чаще она диагностируется у мужчин 20-40 лет.

Вторичный рак сердца возникает, когда раковые клетки из другого органа с кровью или лимфой попадают в перикард – тканевую оболочку, окружающее сердце. В 75% случаев метастазы в сердце дает меланома – злокачественная опухоль кожи. В 10% случаев рак сердца является метастазом рака легкого или молочной железы.

Читайте также:  Иммунотерапия: лечение при онкологии, виды, эффективность и побочные эффекты

Ирина Стефански о лечение в Израиле в период эпидемии

Как проводится диагностика рака сердца в Израиле?

Сложность диагностики рака сердца заключается в том, что это крайне редкое заболевание, при этом его симптомы похожи на проявления распространенных болезней сердца.

Для диагностики рака сердца в израильской клинике «Ассута» пациенту назначаются следующие исследования:

  • Эхокардиография — от 471 долл. Это исследование является основным при диагностике данного заболевания. Кроме обычной (трансторакальной) ЭхоКГ, может быть назначена чреспищеводная ЭхоКГ, которая позволяет точнее определить границы опухоли.
  • Компьютерная томография — от 697 долл. Исследование позволяет выявить не только размеры и локализацию опухоли, но и состояние органов, находящихся вблизи сердца.
  • МРТ — от 703 долл. (магнитно-резонансная томография) Метод позволяет определить структуру опухоли и отличить опухоль от других образований, например от тромбов.

Узнать точную цену на лечение

Как проводится лечение рака сердца в Израиле?

При вторичном раке сердца химиотерапия основной опухоли позволяет сократить или уничтожить метастазы в сердце.

При первичном раке сердца хирургическая операция может быть проведена лишь в том случае, если заболевание диагностировано на ранней стадии и опухоль на успела поразить большой объем тканей сердечной мышцы. На продвинутых стадиях заболевания применяют сочетание химиотерапии с лучевой терапией.

Как попасть на лечение рака сердца в Израиль?

Оставьте заявку на сайте или позвоните по тел. +7495-7899230 (ваш звонок будет бесплатно переадресован в международный отдел клиники, в Израиль). В течение 1-2 часов вам позвонит один из наших врачей и бесплатно проконсультирует вас по поводу диагностики и лечения.

Рак сердца: симптомы, причины, стадии и продолжительность жизни

Подать заявку на лечение рака сердца в Израиле

Рак сердца

Если у человека обнаруживают злокачественные опухоли, то это может быть рак сердца, который встречается в виде нескольких проявлений:

  • первичная саркома – бывает различного гистологического строения и часто обнаруживается в правых камерах сердца. В группу риска могут входить люди в возрасте 30–50 лет;
  • первичная мезотелиома и первичная лимфома встречаются редко;
  • метастатические опухоли – вторичное проявление, которое обнаруживается ранее в 20–25 лет в отличие от первых опухолей сердца. Такими опухолями могут быть рак молочной железы, рак легких, метастазы меланомы, ангиомисаркомы сердца.

Причины

Болезнь рак сердца может сопровождаться новообразованиями злокачественного или доброкачественного характера. Вторые обычно называются миксомы (своеобразные опухоли из соединительных мышц), которые могут быть следствием генетического дефекта, атеросклероза, тромбопроцесса, травматических операций в области сердца.

Злокачественными образованиями являются саркомы и карциномы, природа появления которых неизвестна.

Симптомы

В медицинской практике встречаются первичные и вторичные опухоли – и те, и другие представляют опасность для человека, могут провоцировать рак сердца, симптомы которого не так легко и выявить.

Первичные опухоли быстро поражают большинство слоев сердца, сам клапанный аппарат, что грозит закупоркой отверстий, которые соединяют камеры сердца. Весь этот процесс сопровождается еще и прорастанием и сдавливанием коронарных сосудов, а также дальнейшим ростом образования во все структуры органа.

Первичные опухоли проявляются в виде рабромиосаркомы, фибромиосаркомы, первичной саркомы и ангиосаркомы.

Вторичные опухоли обычно распространяются в виде опухолевых эмболов из лимфатических узлов или первичных опухолей. Первым образом поражается перикард, потом миокард.

Так или иначе, но злокачественные опухоли развиваются стремительно, даже так, что больные не успевают пожаловаться врачу на симптомы. Если сердце поражает саркома, то наблюдаются жалобы венозного сбоя: одышка, тошнота, боли в животе справа, отеки, запоры, слабость, головокружение. Причем жалобы могут исчезать или появляться при определенном положении тела.

Диагностика

На ранних этапах диагностировать заболевание трудно, потому как в практике врачей подобная болезнь встречается редко. Также онкология сердца – диагноз, выявить который тяжело из-за того, что симптомы рака скрываются под обычными симптомами заболевания сердца.

Изначально врач должен оценить диагноз жалоб, провести осмотр, а также сделать УЗИ, МРТ, КТ, ангиокардиографию, иногда и радиоизотопную вентрикулографию. Также анализируют онкомаркеры в сыворотке крови, назначают коронографию, эхоскопию с цветовым исследованием.

Лечение

В зависимости от того, как проявляет себя рак сердца, лечение назначают определенного направления. Обычно оно бывает симптоматического характера, так как назначение хирургического лечения не дает необходимых эффектов, потому что опухоль быстро распространяется на ближайшие органы.

Обычно назначают лучевую терапию, обьединенную с химиотерапией или без нее – это помогает продлить жизнь до 5-ти лет.

По статистике, прогноз неблагоприятный, так как при раке сердца порядка 80% обращаются уже с метастазами, что говорит само за себя – больные умирают после появления характерных симптомов через полгода-год.

Рак — не фатальный диагноз

По данным Всемирной организации здравоохранения, рак входит в десятку ведущих причин смерти людей по всему миру. В странах с высоким уровнем дохода ситуация и того хуже: онкологические заболевания уступают первенство только ишемической болезни сердца и инсульту. Поэтому не удивительно, что в сознании большинства людей слово «рак» звучит как приговор.

О нем стараются лишний раз не думать и не говорить. Так ли это? Прояснить ситуацию мы попросили доктора медицинских наук, профессора, заведующего кафедрой онкологии Факультета последипломного образования СПб ГМУ им.акад.И.П.Павлова, главного врача СПб ГБУЗ «Городской клинический онкологический диспансер», главного онколога Санкт-Петербурга Георгия Моисеевича Манихаса.

Я хочу развеять заблуждение о том, что о раке надо молчать. Умалчивание заболеваний, которые на сегодняшний день контролируемы в рамках диагностики и лечения, это политика совершенно не правильная.

Мы говорим о том, что рак — это обычное заболевание, которое имеет свои стадии, и в зависимости от этого имеет результаты лечения.

Естественно, выявленный рак на первых стадиях некоторых локализаций – это гарантия полного выздоровления.

Для примера можно взять рак кожи. Многие относятся к нему очень поверхностно, задаваясь вопросом — а так ли часто он бывает и нужно ли его остерегаться? Я хочу сказать, что у женщин новообразования кожи стоят на втором месте после рака молочной железы. А у мужчин — на четвертом. Если рак кожи вовремя не выявить и своевременно не вылечить, то последствия могут быть плачевные.

Но с учетом того, что это наружная локализация, и человека начинает беспокоить необычные проявления на коже, эти больные выявляются у нас в основном на 1-2 стадии. Адекватное и своевременное лечение приводит к полному выздоровлению!

— Что вы можете сказать по поводу рака молочной железы?

— Здесь есть прямая зависимость от стадии заболевания. Выживаемость и излечение при первой стадия рака молочной железы (безрецидивный период за первые пять лет) – до 98%. Оставшиеся 2% — это или очень агрессивный рак, или ошибки в диагностике.

Даже больные с четвертой стадией подвергаются определенным видам лечения – гормональной, лучевой, химиотерапии. Они могут надеяться на увеличение продолжительности жизни, причем, с хорошим качеством.

Это надо знать. Ведь когда выявляется рак на поздних стадиях, то многие просто опускают руки. Этого делать нельзя. Рак лечится на любой стадии! Выживаемость, продолжительность жизни и качество жизни различные.

Но это не конец.

— Иногда можно услышать утверждение, что рак заразен. Справедливо ли оно?

— На сегодняшний день можно однозначно сказать, что инфекционная природа рака не доказана, то есть раком заразиться невозможно.

Но на один момент следует обратить внимание. Существуют вирусы, в частности, вирус папилломы человека, которые вызывают определенные изменения в тканях, на фоне которых стопроцентно может возникнуть рак. В частности, рак шейки матки.

Для того, чтобы избежать контакта с этим патогенным вирусом, предложена вакцинация девочек до начала половой жизни. В программе прививок Санкт-Петербурга это уже есть. Такая профилактика позволит намного снизить заболеваемость раком шейки матки у женщин.

Читайте также:  Саркома мягких тканей: фото начальной стадии, симптомы, прогноз и лечение

— Как влияют вредные привычки на развитие онкологических заболеваний?

— Одними из главных вредных факторов в развитии онкологических заболеваний остаются курение, злоупотребление алкоголем, ожирение. И, как ни банально, курение остается на первом месте.

По оценкам ВОЗ именно оно является причиной 85 % всех случаев рака гортани, 80-85 % рака легких, 75 % рака пищевода.

Опасно даже пассивное курение – риск заболевания для таких «курильщиков» превышает базовый на 70 %

Ссылаясь на опыт зарубежных стран, снижение потребления табака привело к снижению заболеваемости раком легкого и раком гортани. Рак – это многофакторное заболевание. Но среди больных раком легкого и гортани процент курящих намного выше.

— Можно услышать мнение, что поздно обнаруженный рак на последней стадии лучше лечить не в больнице, а народными средствами. Прокомментируйте его, пожалуйста.

— Здесь настораживает вот какая ситуация. Очень часто народные средства и знахарство при поздних стадиях дают результаты. Успех здесь заключается в очень хорошо поставленной психотерапии.

Первое, что целители делают – внимательно и долго разговаривают с больными, выявляют наиболее чувствительные точки и воздействуют на них успокоительными травами, настоями.

Очень важно, когда это не вредит общему состоянию больного.

Но когда «знахари» начинают придумывать различные зелья и заговоры, которые якобы непосредственно воздействуют на опухоль, то здесь мы сталкиваемся с совершенно обратным действием.

Я лично не видел ни одного пациента с онкологией, излеченного таким образом. Мы не отрицаем внутренней психоиммунной перестройки человека, когда раковая опухоль отступает.

Но это далеко от того, что псевдоцелители рекламируют.

— А что говорят онкологи по поводу психологического аспекта?

— Врачи-онкологи уделяют большое внимание психоэмоциональному состоянию больного. По этому поводу мы проводим в марте первую в Санкт-Петербурге конференцию по психологии в рамках работы с онкологическими пациентами. В ней участвуют онкологи, неврологи, психологи и духовенство.

Ведь для проведения психотерапевтической работы с верующими людьми нам иногда приходят на помощь священники. Не удивительно, что в наших учреждениях как на Березовой аллее, так и на проспекте Ветеранов, есть молельные комнаты.

Мы уделяем особое внимание качеству психической жизни пациента.

Психологическая помощь нужна не только пациенту с онкологией, но и его родственникам. Могу сказать, что родственникам не нужно стесняться обращаться к психологам и психотерапевтам в стационарах и поликлиниках. Им дадут необходимые рекомендации.

Хотелось бы отметить, что в поликлиниках диспансера, в центре реабилитации стомированных больных постоянно работают психологи, поддерживая больных и их близких.

— Что вы можете сказать по поводу оснащения онкологических учреждений современным оборудованием?

— Последние годы программы национального проекта «Здоровье» по модернизация здравоохранения, значительно улучшили материально-техническое состояние наших лечебных учреждений. Уже нельзя говорить о том, что наши поликлиники не обеспечены рентгеновскими аппаратами, лабораторной, эндоскопической, ультразвуковой техникой. Чаще проблема в кадрах.

К сожалению, приходится констатировать, что даже маммографические аппараты, которыми город обеспечен на высоком уровне ( более 120), недоступны из-за кадрового дефицита, не загружены на полную мощность.

Насыщенность современным оборудованием у нас на должном уровне. В Петербурге стоят компьютерные маммографы, магнитно-резонансные томографы, ангиографы, рентгеновские и УЗИ аппараты того же качества и тех же производителей, что в Европе и Америке. Передовые технологии доступны врачам всех специальностей и они ими сегодня вооружены.

Современные требования к любому специалисту – повышение квалификации, обучение, сертификация. Это обязательно. Иначе за модернизацией оборудования и технологий можно просто не успеть.

— Как обстоят дела с лекарственным обеспечением?

— Мы применяем те же самые препараты, что и во всем мире. У нас перечень препаратов химиотерапии или гормонотерапии онкологических заболеваний не отличается от любой зарубежной клиники.

Ажиотаж сегодня идет вокруг отечественных лекарств и, так называемых, дженериков. Оригинальный препарат, созданный в лаборатории какого-либо производителя, прошедший испытания и выпускаемый этим производителем, имеет ограниченные возможности применения — на весь мир нужного количества не наработать.

Поэтому давно принята практика – выпуск дженериков или аналогичных препаратов. В Германии, Австрии, Израиле можно встретить оригинальные препараты только собственные, а остальные – дженерики.

Мы на сегодняшний день приобретаем как оригинальные, так и дженериковые препараты. Были претензии к отечественным препаратам, особенно в первые годы их выпуска.

Но сейчас у нас на рынке только достойные, проверенные лекарственные средства. Они дешевле оригинальных, так как выпускаются в России, и более доступны.

Если оригинальным препаратом мы можем пролечить пять-десять пациентов, то дженериковым уже сотню.

Мы точно также ответственны перед пациентом, применяя как оригинальный, так и аналоговый препарат. Мы разделяем с пациентом возможные негативные последствия от их применения. Ведь нам нужно диагностировать осложнения и бороться с ними. Ясно, что врач не заинтересован в некачественных лекарствах.

— Некоторые наши соотечественники предпочитают лечиться в Европе.

-Зачастую пациенты за границу едут не за технологиями и лекарствами. Они едут за сервисом и комфортом. Где условия содержания пациентов и все, что касается сопроводительного компонента, более высоки, чем у нас.

Хочу сказать, что в наших новых клиниках комфорт соответствует зарубежному. Взять хотя бы наш онкологический диспансер. Все отделения после ремонта соответствуют мировым стандартам.

Еще один наш минус – дефицит среднего и младшего медицинского персонала. Их зарплата напрямую зависит не от качества, а от объема выполняемой работы. Медсестры работают на полторы-две ставки и ясно, что в этом случае требовать высокого качества с такого сотрудника довольно сложно.

-А где же лучше лечиться?

— Лечиться нужно дома, где как говориться « и стены помогают». Сегодня очень сложно перестроить психологию людей.

В доперестроечный период рак был вообще туманной и запретной темой, когда не говорили о статистике, о заболеваемости и смертности широким массам. Потому что считалось, что онкология – это удел слаборазвитых стран.

Сразу хочу сказать, что заболеваемость раком молочной железы в США и Скандинавских странах выше, чем в России.

Показатель заболеваемости, а правильнее сказать выявляемости, это как раз показатель благополучных развитых стран.

И чем больше мы сейчас уделяем внимания профилактике, ранней диагностике, одним из компонентов которой являются скрининговые исследования и диспансеризация, и результатом этого мы видим увеличение выявляемости и, естественно, заболеваемости.

Потому что до периода этой активной работы она остается завуалированной и получается, что мы видим пациента уже в поздних стадиях.

— Много разговоров о предраковых состояниях. Что это такое?

— В прошлом году началась диспансеризация. И, как следствие, мы получили увеличение количества пациентов с так называемыми доброкачественными процессами, которые можно отнести к предопухолевым и, естественно, с онкологическими. Одна из задач диспансеризации – это раннее выявление опухоли. И если мы видим увеличение выявленных патологий, то это положительный момент.

Например, диффузный фиброаденоматоз молочных желез. В рамках диспансеризации было выявлено большое количество женщин с таким диагнозом. Сразу хотелось бы их успокоить — диффузный фиброаденоматоз не является предраковым состоянием и не приводит к раку молочной железы.

Но женщинам в этом случае следует обратить внимание на общее функциональное состояние. Ведь диффузный фиброаденоматоз молочных желез отражает нарушения в работе щитовидной железы, печени, поджелудочной железы, желчного пузыря, половых органов. Такие пациентки требуют терапевтического соматического обследования. Зачастую их диагноз объясняется хроническим гастритом или холециститом.

В заключение надо сказать, что при подозрении на онкологию самый короткий путь – это незамедлительное обращение к онкологу любого уровня. Он, оценив ситуацию, поведет пациента по кратчайшему пути к диагнозу и лечению.Интервью опубликовано в газете «Домашний Доктор» Городского центра медицинской профилактики.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector